Не нужно покупать хлеб за биткоин. Почему айтишник уверен в криптовалютах

Не нужно покупать хлеб за биткоин. Почему айтишник уверен в криптовалютахКриптовалюты в последние недели штормит как пальмы во время урагана Ирма: практически все более-менее известные токены сперва рухнули более чем на 20%, биткоин упал ниже $10 тысяч, а потом курсы снова начали расти. В разгар этой неразберихи мы поговорили с основателем популярного среди криптовалютчиков ресурса DeCenter и создателем проекта Atom Евгением Гордеевым. Предприниматель давно интересуется криптовалютами, видит в них будущее и, похоже, нисколько не тревожится о безумных скачках курсов.

— Раньше о криптовалютах почти не говорили. Что произошло в 2017 году?

— Все очень просто. Сами криптовалюты в их текущем виде разрабатывались 20 с лишним лет. Технологии, которые лежат в основе — современное шифрование, криптографические методы передачи данных и так далее, — этому 40, может даже 50 лет. А первый биткоин в том виде, в котором мы сейчас его понимаем, появился в январе 2009 года. С формальной точки зрения действительно прошло девять лет. Бум случился не в 2017-м, а годом раньше, когда произошли массовые ICO.

Если посмотрите историю криптовалют, то после биткоина долго ничего не было. Потом появился форк в виде LiteCoin. В 2014 году вышел Ethereum — проект на блокчейне со смарт-контрактами. Это, наверное, было первым крупным ICO.

Затем, спустя два года, стали массовыми ICO уже на базе Ethereum. Далее был год условной задержки со стороны пользователей, пока они могли осознать всю мощь ICO. Весь бум связан не с тем, что биткоин стал лучше работать. Люди увидели, насколько просто сделать токены и все это дело запустить. Получается, что в 2016 году пионеры это увидели, а в 2017-м дошло до всех.

Волатильность — это нормально

— В последние дни курсы резко просели. Как это можно объяснить?

— Волатильность является одним из признаков того, что рынок находится в самом начале развития. Нет ничего суперудивительного в том, что — возьмем биткоин — валюта, которая выросла за год в 10—15—20 раз, периодически корректируется. Если вы купили биткоин за тысячу долларов, и через 10 месяцев он уже стоит $10 тысяч, вам, конечно, захочется часть зафиксировать — это желание понятно.

Не нужно покупать хлеб за биткоин

Я купил биткоин, когда он стоил $19, и отчасти мне тоже хочется зафиксировать немного прибыли, чтобы иметь некий доход. Волатильность показывает, что рынок молодой и ему не всегда хватает стабильного спроса и предложения. Есть возможность очень простых манипуляций.

Те, кто торгует, вообще на это внимания не обращают. Они знают, что сегодня выросло, а завтра упало. Биткоин в течение года семь раз падал на 35 и более процентов. И после этого он рос в несколько раз. Например, стоил тысячу, откатился до $700, затем поднялся до двух тысяч.

— Хорошо, а как быть с ростом Ripple?

— Ripple — это, скажем так, относительно децентрализованная криптовалюта. У криптосообщества к ней очень сдержанное отношение. Будем трезво оценивать: Ripple — одни из первых, кто стал внедрять свой продукт в разные финансовые институты. Если сама блокчейн-тусовка разрабатывает технологии, что-то улучшает и ускоряет, то Ripple занимается конкретно внедрением. Каждый раз, когда выходят новости, что тот или иной банк стал внедрять Ripple, его стоимость начинает расти. Но он как вырос, так и упадет. А может, и не упадет. Никто не знает.

Чем хороши альткоины

— Появляются национальные криптовалюты: Венесуэла даже решила таким образом выйти из кризиса. Это может сработать?

— Вся суть блокчейна и криптовалют как его продолжения — он находится вне регулирования и нашего традиционного рынка и жизни. Это децентрализованная peer-to-peer-экономика с базой данных, которая позволяет оценивать уникальность статусов тех элементов, которые в ней находятся.

Венесуэла или любое другое государство говорит, что собирается делать какую-то криптовалюту и будет исполнять ее с помощью привычных всем товаров, которые вы знаете в реальном мире. Но есть один большой момент. Вы не можете в блокчейне заставить кого-либо выполнить, например, решение суда. Соответственно, заключенные в рамках блокчейна сделки будут кардинально отличаться от тех, что происходят в реальной жизни.

Продадите кому-то петро [так Венесуэла назвала свою криптовалюту], а Венесуэла не поставит баррели нефти — по суду вы не сможете отозвать петро, потому что у блокчейна нет владельца. Но можно создать какой-нибудь крипторубль, который при необходимости можно будет туда-сюда отзывать, блокировать и так далее.

— Сейчас выходят локальные криптовалюты. Какой в них смысл?

— Это, пожалуй, самое важное и перспективное направление в блокчейне — создание комьюнити-валют. Некое сообщество принимает за единицу хранения, обмена и оценки капитала именно новую монету, которая размещена в блокчейне, и тем самым гарантирует равные для всех права. Направление, думаю, будет развиваться даже быстрее, чем все остальные. Наша команда, например, создает проект Atom. Он позволит с помощью достаточно простого конструктора запускать криптовалюты любым сообществам и компаниям, а также обменивать их и продавать буквально одним нажатием.

Лауреат Нобелевской премии по экономике Фридрих Аугуст фон Хайек написал отличную книгу — «Денационализация денег». Там описывается, что деньги должны производиться всеми, кто хочет этим заниматься. Это такой же конкурентный товар или услуга, как и все остальные. Если твои деньги кому-то нужны, ими будут пользоваться. У денег нет какого-то сверхсвойства, по которому они должны выпускаться только государством. То, что у вас есть некая комьюнити-валюта, лишний раз подтверждает, что люди посчитали правила этой криптовалюты более удобными.

— Но кому нужна криптовалюта, которая не является платежным средством? 

— Само по себе понятие «законное платежное средство» — это рукотворная формулировка, придуманная правительствами, которые хотят огородить себя от других платежных средств. Теоретически если отъедете на десять метров от границы России, то рубль уже не будет считаться платежным средством. Абсурдность ситуации в том, что валюта действует только в рамках географического положения. Но современная экономика не только глобализировалась, она стала еще и максимально цифровой.

«Законное платежное средство» — устаревшая форма взаиморасчетов между участниками рынка. Поэтому сейчас так быстро развиваются криптовалюты. Если хотите сделать перевод миллиона долларов от одного человека другому, с помощью криптовалют на это потребуется минута и небольшая комиссия. Через банки процедура займет несколько дней и потребует достаточно крупных комиссий. Это сделано не потому, что банки жадные, а потому, что у нас есть технология, которая развивается быстрее, чем ее адаптация. Ровно как интернет поглотил печатные СМИ, потому как стал более быстрым и эффективным, так и денационализированные валюты займут свою нишу при расчетах.

— Сейчас, чтобы почувствовать свое криптовалютное богатство, нужно все равно перевести эти средства в фиатные деньги и уже за них что-то купить.

— Отличный тезис. Если сейчас возьмете британский фунт и пойдете с ним в магазин покупать хлеб, то вам его никто не продаст. Причем не только потому, что он запрещен к приему в вашей стране. Просто продавец скажет: «Слушай, я не знаю, что с ним дальше делать и сколько он стоит». При этом есть страны и экономики, которые считают фунт одной из самых качественных валют в мире.

То же самое с криптовалютами: не надо пытаться сейчас покупать с их помощью хлеб или средства первой необходимости. Для этого есть привычный фиат. Криптовалюты — это, будем говорить прямо, валюты будущей экономики. Есть уже ряд сервисов хранения данных или туманные вычисления, в которых вы можете расплатиться только криптовалютами, потому что они построены на основе блокчейна для минимизации транзакционных издержек. И чем больше таких сервисов будет появляться, тем больше будет востребованность криптовалют.

Как внедрялись пластиковые карты? Сначала людям было удобнее платить наличными — деньги нужно положить на счет, потом снять оттуда, карты не везде принимали и так далее. А сейчас, например, в Москве, когда в кафе или ресторане при расчете тебе говорят, что у них не работает Apple Pay, возникает ощущение, будто чего-то недополучаешь. Хотя можешь заплатить и наличными, и картой. Но Apple Pay удобнее: с последним iPhone даже палец прикладывать не нужно, просто посмотрел на смартфон и уже оплатил. А десять лет назад люди сказали бы: да какой Apple Pay, мне проще наличкой. То же самое будет с криптовалютой.

EnglishRussian